10.06.2004

"Большой барочный концерт"
Михаил Фихтенгольц, сайт "Афиша"

Если незнакомому с модным термином "аутентизм" человеку нужно вдруг объяснить, как выглядит и что делает заправский аутентист, то проще всего будет познакомить его с англичанином Тревором Пинноком - субъектом невзрачной внешности с глазами, которые загораются огнем, только когда он садится за клавесин или выходит к дирижерскому пульту. Впрочем, как такового дирижерского пульта у Пиннока никогда не было - он руководил оркестром прямо сидя за клавесином, что, кстати, тоже в традициях жанра.

Образцовый, можно сказать, идеальный аутентист Пиннок, клавесинист и дирижер в одном лице, очень долго вызывал у российских любителей старины жгучую зависть: слушая диски, выпущенные его оркестром The English Concert, они поражались аптекарской точности штриха и нюанса, когда каждый звук выходит кристально чистым, а тридцать человек дышат как один. The English Concert и вправду обгонял всех конкурентов в точности ансамбля и технической квалификации. Однако мода на перфекционизм англичан прошла в конце 1990-х - умами общественности завладели буйные итальянцы из Il Giardino Armonico, в интерпретации которых английская сдержанность сменилась южной безудержностью. И все же Тревор Пиннок, недавно покинувший The English Concert и целиком посвятивший себя клавесину, дорос в общественном сознании до положения патриарха - и именно как патриарха, настоящего гуру в области барокко его зазвали в Москву молодые местные энтузиасты, объединившиеся в оркестр Pratum Integrum. Посмотрим, что Пиннок может преподать начинающим столичным аутентистам. Учебный материал для занятий самый благодатный - Бах и Гендель.

Михаил Фихтенгольц

Оригинал статьи на сайте "Афиши"


Комментарий "ММ": Если у несведущего в музыке человека нужно составить самое худшее представление об этом виде искусства, дайте ему прочитать статьи господина Фихтенгольца, и нужный эффект будет моментально достигнут. А еще опусы М.Ф. идеально подойдут, если нужно написать хвалебную рецензию в небрежно-оскорбительной форме.
Что, собственно говоря, требуется от журналиста (во всяком случае, требовалось раньше!) - отменный стиль, соответствующий теме, знание предмета и корректное отношение к объекту внимания. Но, увы! Ничего из вышеперечисленного у господина Фихтенгольца в наличии не наблюдается. Обращаясь к личности превосходного музыканта, он вдруг начинает давать оценку его внешности, называя, кстати, чрезвычайно приятного человека "субъектом невзрачной внешности". Да и разговорное "заправский" в сочетании с "аутентист" граничит с хамством. Талантливый молодой оркестр, всегда собирающий полные залы, в представлении М.Ф. - всего лишь "молодые местные энтузиасты", "зазвавшие" в Москву г-на Пиннока, которого лишь общественное сознание подняло до положения истинного знатока старинной музыки.
Текст представляет собой смешение просторечно-жаргонной и технической лексики. А попытка же привнести некоторые эмоции (вспомним упоминание об оркестре The English Concert, в котором "тридцать человек дышат как один"), столь же неуклюжа, как и все остальное.
Смешно получается: два абзаца неудачного анонса вызвали столько негативных эмоций. Тем более, что излагает свои мысли господин Фихтенгольц не хуже многих. Правда, и не лучше. Нынче модно и удобно подменять профессионализм эдакой псевдолихостью и "легкостью в мыслях необыкновенной" (о, бессмертный Гоголь!), отсутствие необходимых для журналиста качеств - "словесным потоком бессознания" за которым ничего не стоит: ни мысли, ни оригинальности восприятия, ни души.

Назад в раздел "Пресса"

©2003-2013 ЗАО "Музыка Массам"