18.01.2005

С Виландом Кейкеном встретилась музыкальный обозреватель "Известий" Екатерина Бирюкова.

Известно, сколько сохранилось в мире старинных гамб?

Мне кажется, около сорока или пятидесяти.

А что за инструмент, на котором играете Вы?

Вот эту виолу да гамба я купил в 1979 году в Соединенных Штатах. Но сделана она в Париже в 1704 или 1705 году Николасом Бертраном. Бертран был наиболее опытным тогда мастером, его гамбы были самыми дорогими, и это большая удача, что я смог достать его инструмент. Эта гамба прекрасно сохранилась, почти без реставрации! Так бывает редко, потому что гамба - очень хрупкий инструмент; кроме того, когда они перестали быть популярными, их стали переделывать в виолончели.

Получается, что во второй половине ХХ века гамбу практически воскресили из мертвых?

На самом деле это не совсем так. Традиция игры на гамбе, в общем, никогда не прерывалась окончательно. Были хотя бы несколько энтузиастов, которые продолжали играть на этом инструменте. Во Франции была династия Казадезюс, которая еще в начале XX века основала Общество старинных музыкальных инструментов. Многие виолончелисты пытались играть на виоле да гамба - просто потому, что им это было интересно. Мы же сейчас пытаемся не только играть, но и узнать как можно больше об этом инструменте, сделать хорошие виолы да гамба, найти как можно больше информации о том, как на них играли раньше.

Почему Вы так увлеклись этим инструментом?

Услышал по радио пьесу какого-то английского композитора. Ее играли как раз на гамбе, и, пожалуй, именно с этих пор я захотел играть на этом инструменте. Я стал покупать записи такой музыки, а потом увидел гамбу в Брюссельском музее. К этому времени я уже играл на фортепиано, виоле и виолончели.

Как же Вы обучались игре на ней?

Самостоятельно. Помимо разных трактатов я читал письма Антуана Форкере к одному немецкому принцу, которого он учил играть на гамбе. Это очень хорошие уроки! Постепенно я пришел как раз к тому, чему он там его учит!

Чем виолончель отличается от виолы да гамба?

Ну, конечно, о звуке трудно говорить, это нужно слышать. Но мне кажется, гамба и виолончель - как серебро и золото. Серебро обладает блеском, но цвет золота более насыщен. Звук гамбы мягче, она звучит тише, чем "золотая" и звонкая виолончель.

Как Вам работалось с русским оркестром?

Я считаю, его уровень очень высок. В Pratum Integrum прекрасные инструменталисты, музыканты с очень хорошим вкусом. Конечно, кое в чем мы расходимся, но они так легко меня понимают! Мне не нужно описывать каждую фразу, мы просто играем дважды какое-то место, и они все понимают без слов.

Екатерина БИРЮКОВА

оригинал статьи на сайте Известия.RU

Назад в раздел "Пресса"

©2003-2013 ЗАО "Музыка Массам"