27.08.2005

Конечно, это был фурор. Концерты серии "Классика для полуночников", несмотря на располагающую светскость формата (начинаются эти вечера в одиннадцатом часу против стандартных семи, а обычное предконцертное фланирование предлагается дополнять бесплатным кофе), нечасто сопровождаются аншлагами. Тут аншлаг был явлен в самом отчетливом виде. Во-первых, по причинам чисто арифметического свойства: у Pratum Integrum есть свой (все увеличивающийся) круг публики, у Kremlin тоже. Во-вторых, некоторое количество людей (допускаю, что вовсе незнакомых до сей поры ни с тем оркестром, ни с другим, а возможно, даже и Баха с Генделем путающих) было привлечено действительно беспрецедентной идеей мероприятия. Сравнить "традиционное" и "аутентичное" исполнение барочной музыки, да еще на замечательном материале (генделевский Concerto grosso op. 6 #6 и баховский Бранденбургский концерт #3), причем за один вечер, причем не по записям, а по живым исполнениям,– возможность вполне раритетная.
При этом подразумевалось, что какое-то исполнение окажется просто-таки сокрушительно более состоятельным, чем другое. Это придавало мероприятию подспудное ощущение спортивного матча. Но тут было то безопасное обстоятельство, что люди, способные на ночь глядя собраться послушать Баха и Генделя,– контингент по определению не склонный к спортивным страстям в их крайнем проявлении. Так что можно было не ждать, скажем, зрелища фанатов и фанаток двух оркестров, азартно колошматящих друг друга ридикюлями в скверике перед Гнесинской академией. Максимум фанатской активности сводился к тому, что при выходе того или иного состава музыкантов на сцену одна часть зала с жарким энтузиазмом аплодировала, в то время как другая сидела на местах безмятежно, с выражением легкого скепсиса на лицах.
Формальных неожиданностей при этом в общем-то не было. Звучание Kremlin было именно такое, какого можно было ждать в случае "традиционного" исполнения: густое, тягучее, с каким-то привкусом старой виниловой записи. Удивил в данном случае разве что клавесин, которому в таких исполнениях отводится в основном декоративная роль. Здесь же клавесинист Kremlin смело вмешивался в общий неуверенный баланс, тут и там выдавая вместо скромных аккомпанементных аккордов раскатистые арпеджио, а в кратеньком адажио из Бранденбургского концерта умудрившись отчаянно сымпровизировать протяжную каденцию. Инициативы эти, безусловно, выглядели бы куда более достойно, если бы в них обнаруживался достаточный вкус.
У Pratum Integrum звук был куда прозрачнее, острее и резче (что и понятно при значительно более камерном составе), но при этом все-таки колоритнее в смысле тембра – что тоже было вполне предсказуемо. Все дальнейшие полагающиеся свойства в принципе легко себе вообразить: более детально проработанная фразировка, более живое и цепкое чувство ансамбля, подвижность фактуры, живая и обаятельная энергетика. Только в одном и беда, и неожиданность,– уже касающаяся не формальностей, а интерпретации. Перечисленные качества, на которые (как показывает обычный уровень концертных выступлений Pratum Integrum) вообще-то стоило рассчитывать, в этот раз были предъявлены не так уж убедительно.
Особенно это относилось к Concerto grosso Генделя, с которого концерт начался. Тут аутентисты казались просто растерявшимися: помимо прискорбного обилия фальшивых нот их Гендель удивлял полным отсутствием концепции. У Kremlin фальши, строго говоря, было ненамного меньше, а их нарочито "пыльная" стилистика не выглядела достойной альтернативой, но упрямый, бьющий напролом густой академизм с салонным оттенком хотя бы казался принципиальной художественной позицией.
А вот в случае Баха акценты расставились совершенно по-другому. То ли справившись с волнением, то ли в силу большей подготовленности, но в Бранденбургском концерте Pratum Integrum показал себя во всей красе – настолько увлеченно, зажигательно, искристо, ловко и остроумно инструментальную музыку барокко играть в Москве больше никто не может. Конечно, отдельно взятый концерт в рамках "Классики для полуночников" не ахти какое глобальное "состязание мейстерзингеров", а оркестр Kremlin не Венский филармонический оркестр под управлением Караяна – никакой особенной судьбоносности за этим мероприятием в принципе не стояло. Но результат оказался, несмотря на полушуточный характер музыкальной дуэли, вполне серьезным. Исполнителей той и другой школы разделяет так много, что даже удачи и неудачи выглядят у них совершенно по-разному.

оригинал статьи на сайте Коммерсантъ

 

Назад в раздел "Пресса"

©2003-2013 ЗАО "Музыка Массам"